EngРус

Главная / Почитать / Энциклопедии / Виды меха / Бобр

Бобры – единственные животные, повлиявшие на историю целой страны. Недаром именно этот зверь был изображен на первой почтовой марке Канады. В погоне за ценным мехом снаряжались флотилии кораблей, строились форты и тысячи охотников-трапперов продвигались все дальше от побережья вглубь канадских лесов. Практически все крупные города Северной Америки, такие, как Нью-Йорк, Монреаль, Квебек, появились на перекрестках путей транспортировки бобровых шкур. Холодный климат, враждебные индейские племена, дикие звери в непроходимых лесах – ничто не могло остановить первопроходцев. Александр Маккензи, первый белый человек, достигший Тихоокеанского побережья Америки по суше, был служащим North West Company, компании, занимавшейся меховой торговлей. Бобровые шкуры служили неофициальной валютой Канады, а первый канадский банк (Bank of Montreal) был основан для обслуживания торговли мехом. Именно бобровые угодья стали причиной англо-французской войны 1756-63 гг. за обладание Канадой. Начиная с 1600 года, вокруг бобров вертелись судьбы тысяч людей — охотников-трапперов, индейцев, миссионеров, торговцев мехами, наемных солдат и просто авантюристов.

О бобрах ходили настоящие легенды. В Европе рассказывали, что у бобров есть правительство, законодательство и военные отряды, что они расхаживают на задних лапах, сажают деревья, носят бревна на плечах и строят трехэтажные дома-плотины. На одном рисунке в книге, выпущенной уже в конце XIX века, наглядно “объяснялось”, как бобры доставляют тяжелые грузы к воде: один зверь лежит на спине, обняв несколько жердей, а другой тащит товарища за зубы, как санки. Католическая церковь отнесла живущего в воде бобра к рыбам и разрешила употреблять его мясо во время поста. А коренные жители Северной Америки в своих преданиях вовсе считали бобров бывшими людьми.

Начиная со средневековья, в Европе из бобрового подшерстка (самого густого из всех пушных зверей) изготавливались лучшие сорта фетра для головных уборов, и до 20 века термин “фетр” применялся исключительно к таким изделиям. Касторовые (от латинского названия бобра -“castor”) шляпы были ценностью, их передавали по наследству. Французские торговцы перепродавали ношеные шляпы в Испанию, потом в еще более бедную Португалию, а оттуда, совсем уже ветхие, шляпы везлись в Африку, где их меняли на слоновую кость. Касторка, сделанная из знаменитой “бобровой струи” (маслянистой жидкости из специальных желез, которая обеспечивает мех бобра водоотталкивающим свойством), считалась настоящей панацеей, универсальным средством против любых болезней.

До начала 19 века пушной промысел являлся основой экономики Канады. И сейчас, спустя 200 лет, этой деятельности уделяется большое внимание. Канада не просто поставляет на мировой рынок дикую пушнину. Сегодня охота выполняет важную функцию в управлении и сохранении природы этой страны. Труднодоступные районы, малопригодные для экономики, являются естественными резерватами для диких животных. Научно-исследовательские институты Канады тщательно изучают численность популяций разных видов животных, их деятельность и среду обитания. Тесное сотрудничество ученых и охотников-трапперов позволило проводить исследования с помощью самого сложного оборудования: датчиков движения, инфракрасных фото- и видеокамер. На основе всех полученных данных разрабатываются новые, “гуманные” ловушки и определяются квоты на добычу зверей для наиболее эффективного развития популяции. Деятельность современных “зверобоев” регулируется множеством инструкций и законов об охране природы. Чтобы получить лицензию и стать профессиональным охотником-траппером, сегодня необходимо пройти курс обучения, инструктаж и сдать экзамен. Каждый год Министерство природных ресурсов оценивает “проф.пригодность” траппера, причем и недо-, и перевыполнение плана могут стать причиной прекращения лицензии.

Быт и личность трапперов за все время не сильно изменились. Это по-прежнему – люди, словно сошедшие со страниц романов Фенимора Купера: аскетичные, выносливые и уверенные в себе, проводящие целые недели в лесу. Разве что каноэ и лыжи заменили вездеходы, а шомпольные ружья – многозарядные карабины. В наш изнеженный век только люди, по-настоящему влюбленные в свободу диких лесов, решаются на такую суровую жизнь. В Канаде всего 75000 трапперов, большая часть из них - индейцы.